© 2017-2021 ПАО «ТМК»
+
+
Рынки

Зеленая трансформация

Изменение климата и глобальное потепление становятся ключевыми факторами, определяющими не только энергетическую, но и экономическую политику ведущих стран мира. В конце 2019 года Европейский Союз объявил о начале реализации так называемого Европейского зеленого соглашения, направленного на превращение Старого Света к 2050 году в первый климатически нейтральный континент.

Данила Бочкарев

Старший научный сотрудник Института Восток-Запад (Брюссель)


«При расчете налога будет применяться европейская цена на выбросы диоксида углерода – на данный момент она составляет 28,34 евро/33,81 долл. США за тонну CO2.».

 

Предполагается, что это будет достигнуто путем сведения чистых выбросов парниковых газов к нулю. При этом речь идет о масштабной перестройке всей европейской экономики, а не только энергетического сектора. Реформировать будут и транспорт, и сельское хозяйство. Даже пандемия не изменила планов Брюсселя по зеленой трансформации. В мае 2020 года Еврокомиссия озвучила план зеленого восстановления европейской экономики, основанный на цифровизации и декарбонизации экономики Старого Света. Это решение Брюсселя в очередной раз подтвердило приверженность цели декарбонизации экономик стран – членов ЕС.

Одновременно с этим Евросоюз предпринял попытку оградить европейских производителей от конкуренции со стороны товаров, произведенных в странах с более либеральными экологическими требованиями. В этом контексте планируется введение так называемого трансграничного углеродного регулирования (ТУР), которое включает и углеродный налог. Предполагается, что этот налог будет применяться для тех импортируемых товаров, которые не облагались углеродным налогом у источника выплаты в тех странах, где они были произведены. В зависимости от кодификации данного налога, он может применяться как к общему углеродному следу импортируемых товаров, так и к разнице между европейским углеродным бенчмарком, установленным для конкретной продукции или группы товаров. При расчете налога будет применяться европейская цена на выбросы диоксида углерода – на данный момент она составляет 28,34 евро/33,81 долл. США за тонну CO2. Таким образом, европейский углеродный налог снивелирует ценовые преимущества товаров, произведенных в странах с более дешевой, но менее экологичной энергией.

По мнению KPMG, ТУР может быть введен в виде акциза, таможенной пошлины или обязательств в рамках Системы торговли выбросами ЕС (EU ETS). В случае акциза налогом облагаются как европейские, так и импортные товары. Введение акциза не противоречит нормам Всемирной торговой организации (ВТО). Таможенная пошлина будет основываться на объеме парниковых газов, выделенном при производстве данной продукции. Выбросы буду оцениваться по котировкам двуокиси углерода в рамках Системы торговли выбросами ЕС. Пошлина будет корректироваться в зависимости от углеродного налога, уплаченного в стране-экспортере. ЕС также может выпустить новые квоты для экспортеров на выброс парниковых газов в рамках Системы торговли выбросами ЕС.

Данила Бочкарев

«Облагаемая новым налогом база (в рамках товаров и услуг, подпадающих под Систему торговли выбросами ЕС) составит около 100–160 млн т в год».

Следует отметить, что отдельные варианты введения углеродного налога могут быть расценены как скрытый протекционизм и противоречие нормам ВТО и Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК). Согласно РКИК, «не допускается использование мер по борьбе с изменением климата для дискриминации отдельных стран». Европейские экологи и климатологи также признают протекционистскую сущность предложенных мер. В интервью «Независимой газете» бывший вице-председатель рабочей группы Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) Жан Жузэль заявил, что введение ТУР ЕС является «некой формой протекционизма» и, возможно, приведет к реиндустриа­лизации Европы. При этом, по мнению эксперта, правила ВТО, нацеленные на максимизацию торговли, совершенно несовместимы с борьбой с глобальным потеплением. На скрытые цели ТУР ЕС также указал и глава Минэкономразвития Максим Решетников. В интервью агентству «Интерфакс» министр подчеркнул, что ТУР потенциально «приведет к повышению конкурентоспособности европейских товаров по сравнению с товарами из стран с менее жесткими экологическими требованиями. Внимательно следим за тем, чтобы разрабатываемый механизм не стал очередной формой скрытого протекционизма, мешающей нашему доступу на рынок ЕС».

Исходя из вышеуказанных тенденций, введение углеродного налога не может не повлиять на российские компании, учитывая тот факт, что ЕС является крупнейшим торговым парт­нером России. Москва также считается вторым после Китая экспортером в ЕС по объемам диоксида углерода, а общий углеродный след российского экспорта в Европу оценивается в 150–200 млн т в год. При этом облагаемая новым налогом база (в рамках товаров и услуг, подпадающих под Систему торговли выбросами ЕС) составит около 100–160 млн т в год.

В июле 2020 года эксперты аудиторской компании KPMG представили свои оценки влияния ТУР ЕС на российский сырьевой экспорт. В 2022–2030 годах совокупный налог для российского экспорта в ЕС может составить, в зависимости от сценария, от 6 до 50,6 млрд евро. Согласно прогнозам, прямое или косвенное углеродное налогообложение будет введено в 2022 году (пессимистичный сценарий), в 2025 году (базовый) или в 2028 году (оптимистичный). При этом ежегодный налог на экспорт полуфабрикатов черных металлов составит 39–65 млн евро (оптимистичный сценарий), 451–752 млн евро (базовый) и 426–709 млн евро в год (пессимистичный). Налог на прокат и готовые продукты (черные металлы) составит соответственно 27–45, 265–442 и 251–418 млн евро в оптимистичном, базовом и пессимистичном сценариях. Эта мера затронет также экспортеров алюминия, меди и никеля. По альтернативным оценкам BCG, дополнительная нагрузка для экспортеров из России составит 3,0–4,8 млрд долл. в год.

Данила Бочкарев

«По расчетам агентства Argus, к 2030 году цена на выбросы может достигнуть 32–65 евро за тонну».

 

Даже если в некоторых случаях налог обманчиво кажется небольшим, учитывая общий объем экспорта, его введение способно существенно снизить конкурентоспособность целых отраслей промышленности. По мнению BCG, нововведение резко сократит прибыль поставщиков плоского металлопроката (в среднем более чем на 40%). Касательно листовой стали: производители, применяющие электродуговые печи, будут находиться в более выгодном положении по сравнению с предприятиями, оснащенными менее экологичными доменными печами и кислородными конвертерами. BCG считает, что углеродный налог для нефтегазовой промышленности составит 1,4–2,5 млрд долл. в год, а для металлургических и горнодобывающих компаний – 0,4–0,6 млрд долл. в год. Не следует также забывать, что цена на углеродные выбросы не является константой. По расчетам агентства Argus, к 2030 году цена на выбросы может достигнуть 32–65 евро за тонну.

Отечественная промышленность начинает реагировать на новые вызовы: многие российские компании стремятся не только минимизировать негативное воздействие на окружающую среду, но и включить принципы устойчивого развития в свои стратегии. При этом многие предприятия не только измеряют и публикуют углеродный след от своей продукции, но и стараются сократить его. В данной ситуации в более выигрышном положении окажутся те российские компании, которые в последние годы предпринимали значимые усилия для сокращения углеродного следа своей продукции, внедряли зеленые технологии и снижали производственные выбросы.

Не исключено, что на определенном этапе в России в рамках сокращения выбросов будет предложен механизм торговли квотами на выбросы парниковых газов. Также в августе 2020 года Минэкономразвития направило на согласование в заинтересованные ведомства проект концепции системы учета, регистрации, выпуска в обращение и зачета результатов климатических проектов, осуществляемых на территории России.

Потенциальную угрозу от введения ТУР не следует недооценивать, и уже сейчас необходимо начать действовать с целью минимизации потенциального ущерба для отечественных экспортеров. Речь идет не только о сокращении выбросов парниковых газов или введении инструментов углеродного регулирования и торговли квотами на выбросы. Необходимо также разработать скоординированный, экономически обоснованный регуляторный ответ на европейские климатические инициативы как со стороны бизнеса, так и со стороны государства в интересах российских производителей.  

Вернуться на главную