© 2017-2020 ПАО «ТМК»
+
+
Сервис

Спуск в масочном режиме

Весной супервайзеры ТМК Нефтегазсервис приняли участие в очередном успешном спуске труб на месторождении ЛУКОЙЛа в Ираке. В этот раз к бронежилетам в экипировку специалистов добавились новые средства защиты – маски и дезинфекция против коронавируса.

Олег Бекетов

Ведущий инженер по сопровождению трубной продукции
ТМК НГС-Бузулук

Ирак – один из наиболее перспективных регионов в мире для добычи нефти за счет огромных запасов традиционных углеводородов. На Ближнем Востоке Ирак стал центром стратегической политики ЛУКОЙЛа по наращиванию добычи за рубежом. В 2014 году компания начала промышленную добычу нефти на месторождении Западная Курна – 2 на юге страны, одном из крупнейших в мире. В 2012 году ЛУКОЙЛ в партнерстве получил право на геологоразведку и последующую разработку Блока 10, где на сегодня открыто крупное нефтяное месторождение Эриду. В 2013–2014 годах шли работы по разминированию этого контрактного участка.

Бурение первой разведочной скважины здесь прошло в 2016 году, для чего была поставлена трубная продукция ТМК – обсадные трубы разного сортамента (346, 245, 178 мм) и насосно-компрессорные (89 мм) с премиальными резьбовыми соединениями TMK UP PF производства ВТЗ, ТАГМЕТа и СинТЗ. Спуск трубных колонн сопровождала бригада супервайзеров ТМК Нефтегазсервис (ТМК НГС). Вторая их поездка на Блок 10 состоялась весной этого года. Подробности далее рассказывает ведущий инженер по сопровождению трубной продукции ТМК НГС-Бузулук Олег Бекетов.

01 / 05

Олег Бекетов

«Мы следим, чтобы при строительстве скважин и сборке соблюдались все требования инструкций. Наше присутствие – это своеобразная гарантия долговечности работы продукции ТМК на месторождениях по всему миру».

Фирменная гарантия

Первый раз нас пригласили для сопровождения спуска труб ТМК на Эриду-1 в 2016 году. У китайской компании, бурового подрядчика «ЛУКОЙЛ Оверсиз» на данном объекте, не получалось со свинчиванием колонны: трубы отбраковывались по причине повреждения резьбы ниппелей и муфт при свинчивании. Премиальные резьбовые соединения ТМК позволяют добиться 100%-ной герметичности при правильной сборке колонны. Если что-то идет не так, это означает, что была нарушена технология. Мы следим, чтобы при строительстве скважин и сборке соблюдались все требования инструкций. Наше присутствие – это своеобразная гарантия долговечности работы продукции ТМК на месторождениях по всему миру.

Перед тем как приступить к заданному спуску, мы с коллегами провели трехкратное тестовое свинчивание для подтверждения заказчику работоспособности и качества нашей трубной продукции. В итоге колонна была успешно спущена, ни одной трубы не было отбраковано. По решению ЛУКОЙЛа все последующие спуски продукции ТМК должны были в обязательном порядке проходить при участии супервайзеров ТМК НГС. В течение года мы побывали на нескольких спусках, где были свинчены и спущены по три обсадные колонны на каждой скважине и подвеска НКТ. На тот момент наше участие в иракском проекте ЛУКОЙЛа завершилось, но на объекте еще оставались наши трубы, поэтому мы ожидали следующего вызова.

Спуск в масочном режиме

Олег Бекетов

«Территория жилого лагеря и буровой тоже находится под охраной. Вся площадь огорожена двойным периметром бетонных ограждений высотой три метра, с колючей проволокой и смотровыми башнями по углам. Между жилым лагерем и буровой мы передвигались только под охраной и в бронежилетах».

Путь к Эдему

О планах продолжить на Эриду спуски оставшихся труб в сопровождении супервайзеров ТМК ЛУКОЙЛ сообщил в середине 2019 года, после чего мы стали готовиться к поездке. Она состоялась весной, с марта по май, в самый разгар пандемии коронавируса, но накануне ничего не предвещало такого сценария. 11 марта мы прилетели в Ирак, а уже на следующий день в компании были запрещены выезды за рубеж.

Город Басра, куда мы прибыли с коллегой Салаватом Ахмедьяновым, встретил палящим солнцем. В Москве в это время года хмарь: то ли снег, то ли дождь, а здесь зной, пальмы, пески. Приметы нового времени мы почувствовали уже по прибытии в аэропорт: каждому пассажиру измерили температуру тепловизором и попросили заполнить анкеты с указанием контактных данных и дальнейшего пункта назначения каждого пассажира.

Басра не случайно считается одним из самых жарких мест на планете. Мы убедились в этом через месяц пребывания, когда температура воздуха стала достигать плюс 46 градусов. Летом, как сообщили местные, тут еще жарче. Басра – крупный промышленный центр Ирака с населением около 2 млн человек, главный порт страны, расположенный на реке Шатт-эль-Араб. Есть у этого места и легенды. Город является частью исторической области Шумер, одним из предполагаемых мест расположения библейского эдемского сада.

От Басры мы отправились на территорию Блока-10, в 150 км западнее города, нас ждали на скважине Эриду-9. До месторождения ехали на бронированных автомобилях в сопровождении вооруженной охраны. На всем пути следования мы были в бронежилетах. Хотя официально гражданская война в Ираке прекращена, меры предосторожности здесь соблюдаются в полном объеме.

Территория жилого лагеря и буровой тоже находится под охраной. Вся площадь огорожена двойным периметром бетонных ограждений высотой три метра, с колючей проволокой и смотровыми башнями по углам. Между жилым лагерем и буровой мы передвигались только под охраной и в бронежилетах.

Экстремальности нашему пребыванию в Ираке добавляли небезопасные обитатели пустыни. Повсюду можно было наблюдать пауков, полутораметровую змею мы увидели только однажды и ту уже без признаков жизни. Но нас предупредили о необходимости быть бдительными: в пустыне водятся ядовитые рептилии и насекомые. Время от времени случались песчаные бури, которые возникали внезапно. Вот только что было солнце, но через мгновение вокруг все желтело, песок в глазах и во рту.

Весь этот букет «острых ощущений» был дополнен строгими правилами в связи с пандемией коронавируса. Два раза в день нам измеряли температуру тела, мы постоянно ходили в масках и обрабатывали руки санитайзерами.

Бытовые условия в лагере организованы на высоком уровне. Проживание в комфортабельных вагончиках, питание можно было выбирать по желанию. В разных вагончиках работали иракская, китайская и европейская кухни. Из напитков мы предпочитали чай, и всегда нам приносили бутилированную воду. В интернациональной команде в лагере помимо нас были представители Ирака, Индии, Пакистана, Китая, Узбекистана, Украины. Мы старались почаще общаться, находить общий язык, ведь нам предстояло работать вместе.

01 / 04

Будущие планы

Блок-10 площадью 5,8 тыс. кв. км расположен в южной части Ирака, в 150 км западнее города Басры, в 120 км от месторождения Западная Курна – 2. ЛУКОЙЛ является оператором проекта с долей 60%, его партнер – японская Inpex Corporation (владеет 40%). Держателем контракта с иракской стороны является государственная компания Thiqar Oil Company. В соответствии с утвержденной программой оценки на месторождении Эриду, открытого на Блоке-10, запланировано бурение девяти оценочных скважин. Начать добычу здесь планируется в 2021 году.

Еще больше труб в час

До нашего приезда обсадные трубы, предназначенные для спуска, хранились более четырех лет без замены консервационной смазки на резьбе ниппелей и муфт. Согласно руководству по эксплуатации, смазка должна меняться каждые шесть месяцев хранения. Поэтому при подготовке труб к спуску приходилось удалять высохшую консервационную смазку и очищать резьбовую поверхность муфт и ниппелей. Мы знали, что предстоит подготовить трубы к эксплуатации, и взяли с собой необходимый инструмент. В результате все трубы были приняты в работу и спуск прошел без отбраковки. Более того, нам удалось увеличить скорость сборки и спуска обсадных труб диаметром 346 мм до 8 штук в час вместо 5–6, как было на предыдущей скважине в 2016 году. Этот факт был отмечен заказчиком, представитель ЛУКОЙЛа на буровой в акте спуска высоко оценил результаты работы.

По плану мы уезжали в Ирак на один спуск, но, учитывая, что наши трубы на Блоке-10 еще оставались, а также ограничения из-за пандемии, в том числе на международное сообщение, было очевидно, что командировка затягивается.

Мы приступили к подготовке труб диаметром 245 мм для очередного спуска, который также прошел успешно, и на этот раз мы достигли еще большей производительности – 14 труб в час. Еще в одном, третьем спуске мы уже не участвовали, но все же подготовить трубы успели. Сложилось так, что 28 мая, спустя 80 дней после прибытия в Ирак, мы смогли вернуться в Москву прямым чартерным рейсом вместе с другими вахтовыми сотрудниками ЛУКОЙЛа.

Через две недели карантина, положенного для всех прибывающих из поездок в условиях эпидемии, мы вновь были готовы отправиться в любую точку мира, где требуются услуги супервайзеров ТМК НГС. Наша задача – в любых обстоятельствах обеспечить заказчикам герметичность трубной колонны.

Вернуться на главную